Дэвид Беллос о переводе

Перевод как ключ ко всему

Дэвид Беллоc о переводе: вебинар IAPTI

Пытаясь хотя бы отчасти восстановить рабочий настрой перед началом (страшно даже подумать) кипучей деятельности, в начале января посетила вебинар Translation and the Meaning of Everything. Дэвид Беллоc — лингвист, переводчик и автор книги Is That a Fish in Your Ear? — делился своими взглядами на переводы как зеркало общества.

Надо сказать, что организаторы — ассоциация IAPTI — отлично подгадали с открывающей год темой. Сразу чувствуешь свою причастность к нужному и полезному делу! Достаточно абстрактные понятия Беллос удачно подкреплял таким количеством интересных и наглядных примеров, что перечислить все их здесь просто невозможно. Поэтому ограничусь теми, что особенно заинтересовали.

Беллос выделяет два вида переводов: UP и DOWN — на опорные языки (pivot languages) как средство широкого распространения информации и локальные, имеющие более узкое применение. В разные эпохи развития человечества роль опорных языков играли санскрит, китайский, древнегреческий, сирийский, арабский, латынь, русский, французский (неполный список). В современном мире опорными языками наряду с английским, французским и немецким выступают испанский и хинди.

Опорные языки были и будут, поскольку сейчас на планете насчитывается порядка 6000 языков. Соответственно, охватить переводами все языковые направления просто нереально. Роль опорного языка Беллос иллюстрирует целым рядом примеров.

В частности, КНР сейчас спонсирует переводы древних китайских текстов на 9 мировых языков. К работе над проектом привлекли ведущих лингвистов и ученых современности. При этом первой подготовят английскую версию текстов. Остальные восемь переводов будут сделаны уже с английского языка. Декларируемая цель подобной схемы — максимально возможная точность перевода.

В течение многих веков в мире шли оживленные дискуссии по двум совершенно разным подходам к переводам: полная маскировка оригинала под язык перевода (domesticating) либо перевод с сохранением четких признаков иностранного происхождения текста (foreignizing). По мнению Беллоса, предпочтительный вариант во многом определяется направлением перевода — UP или DOWN, на опорный язык или с него.

В некоторых случаях во внимание приходится принимать и тематику. Учитывая влияние и наследие немецкой философской школы, перевод трудов Канта и Гегеля на английский язык будет иметь статус DOWN. Следствие — слова и выражения в английском переводе, тщательно воспроизводящие специфику и структуру оригинала.

Независимо от выбранного переводчиком подхода — убрать либо подчеркнуть чуждые языку перевода элементы — он постоянно сталкивается с семантическими и грамматическими ограничениями. Языковые анизоморфизмы (расхождения в системной организации) делают принципиально невозможными абсолютно точные переводы. Так, например, немецкие слова sondern и aber в английском языке будут переданы простым but. А для французских chaise и fauteuil в английском языке есть только один эквивалент — chair.

Признавая данный факт, Беллос считает подобные проблемы «книжными». На практике мы переводим не конкретные предложения. Мы имеем дело с выражениями (utterances), имеющими конкретный контекст и целевую аудиторию, напоминает он. И это позволяет найти множество обходных путей для теоретических ограничений: ввести в язык иностранное слово или придумать совершенно новое, воспроизвести нужное значение с помощью локальных семантических основ, найти близкую местной культуре замену или вообще убрать из текста.

При этом стремление к полному соответствию — не более чем утопия. Весь спектр значений конкретного выражения, по мнению Беллоса, невозможно передать даже другим выражением на том же языке. В принципе, обходиться можно и без переводов, и история даже подсказывает, как. Афиняне считали, что переводы не нужны, поскольку иностранцы–варвары все равно несут чушь. Римляне усердно насаживали латынь. В Индии, славящейся огромным количеством языков, человек просто заучивал все нужные ему.

И все же переводчики были и будут всегда. Развенчивая миф о вавилонской башне, Беллос обращает внимание на отсутствие физиологических и интеллектуальных препятствий к повсеместному внедрению общего языка. При желании реализовать такой проект можно было бы всего за поколение. Но дело в том, что человечеству это просто не нужно (достаточно вспомнить банальный пример с эсперанто — прим. мое).

Языковые различия — это не вынужденный вариант, а осознанный выбор людей, которые идентифицируют себя через язык. Именно поэтому переводы являются естественной и неотъемлемой частью человеческого бытия. «Translation is the meaning of everything», — резюмирует Беллос.

* * *

Кстати, о проблеме переводов и рыбах в ушах. До сих пор не знаю ни одного достойного русскоязычного варианта любимой книги Hitchhiker’s Guide to the Galaxy. Возможно, именно поэтому ее так невысоко ценят в русскоязычной среде? Надеюсь, я что-то упустила и хорошие переводы уже есть. Поделитесь, если знаете. Пожалуйста.

No Comments

Post a Comment